Из-за парты на фронт. Батальон 2-го Саратовского училища в июне 1941 (продолжение)

Башня танка КВ-1 М-9617 из батальона 2-го Саратовского танкового училища. Источник: https://iam-krasnoyarsk.livejournal.com/33919.html

В прошлой записи я рассказал о формировании танкового батальона 2-го Саратовского танкового училища, срочно отправленного на фронт в июне 1941 года. Кое-что известно и о его фронтовой судьбе.

Как выяснилось, по некоторым вопросам не требовалось в прошлой записи изобретать велосипед, достаточно было открыть книжку по истории 2-го Саратовского танкового училища «Броня крепка» С.И. Гетманова и А.Д. Усыкина.

Но, пожалуй, начну с конца.

Осенью 2015 году в районе деревни Тесище Сенненского района Витебской области из болота извлекли башню танка КВ-1 М-9617

Впоследствии с использованием этой башни собрали ходовой макет КВ-1. Подробности этой истории можно прочесть в серии постов Ильи Мазурова.

Обстоятельства потери этого танка, известные из опросов местных жителей, в свое время приводил участник форумов РККА и МВФ Belarus: "Перед тем как завязнуть в болоте, экипаж танка "раскатал" по дороге автоколонну 17.Pz.Div., около 20-ти машин, когда уходил с места боя, съехал с дороги и завяз. Местные жители говорят, что экипаж танка его не только не подрывал, а оставил заведенным. Танк целым простоял всю войну. Подорвали его видно уже после войны, эвакуационная бригада, но по какой-то причине не смогла вывезти".

Исходя из закрепления танков в училище, указанного в предыдущей записи, можно предполагать, что за рычагами этого КВ сидел Иван Степанович Гергуль. Он пережил летние бои и впоследствии дослужился до звания техника-лейтенанта, ордена Красной звезды и вероятно дожил до конца войны.

Судя по данным из «Памяти народа», несколько других мехводов батальона тоже впоследствии продолжили воевать в других частях.

Дальше я процитирую книгу «Броня крепка», отметки жирным шрифтом - мои.

«25 июня начальником училища был получечальн приказ сформировать отдельный танковый батальон укомплектовать его личным составом, обеспечить боевыми машинами и вооружением. Как только стало известно об этом личному составу, на имя начальника и военкома училища поступило много рапортов с просьбой о зачислении в этот батальон.

Уже 26 июня в училище было закончено формирование отдельного танкового батальона в составе роты танков КВ, роты танков Т-34 и роты танков БТ.

Командиром батальона был назначен майор И.С. Тарасов, заместителем по политической части – старший политрук С.Я. Дзыгарь, начальником штаба батальона – капитан Городко. Командирами танковых рот капитан Ю.И. Дроздов, Клочков, В.В. Сенкевич. В ночь на 27 июня батальон погрузился в эшелон и убыл на фронт.

В боях под Смоленском отличился танковый батальон майора Тарасова, сформированный из офицеров и курсантов училища. Этому батальону выпала часть защищать дальние подступы к столице нашей Родины. Комиссаром батальона был назначен офицер училища старший политрук С.Я. Дзыгарь.

Снимок из книги: С.И. Гетманов, А.Д. Усыкин, "Броня Крепка", Саратов, 2007

Вот что писала о его подвиге газета Западного направления «Красноармейская правда» от 20 июля 1941 года.

«Старший политрук Дзыгарь раньше в боях нигде не участвовал. В дни Великой Отечественной войны он получил первое боевое крещение. Во время одного из боев сложилась тяжелая обстановка для батальона, который действовал против превосходящих по численности сил противника.

Товарищ Дзыгарь на своем танке ворвался в самую гущу ожесточенного боя. Противник вел ураганный огонь по машинам. Экипажи танков, возглавляемые комиссаром, подавили несколько огневых точек противника. Танки ворвались в населенный пункт, который прикрывался сильным огнем противотанковых орудий. Здесь было большое скопление вражеских сил. Товарищ Дзыгарь приказал водителю Геркулло вести танк вдоль села прямо на вражеские машины и скопление солдат. Тяжестью своего танка экипаж раздавил более десяти немецких машин, расстрелял и подавил много живой силы противника.

Смелые действия комиссара подняли дух бойцов, и они дружным натиском опрокинули врага».

Мужественно сражались с врагом и другие бойцы этого батальона. Среди них особенно отличились экипажи танков под командованием командиров рот капитана Дроздова и капитана Сенкевича, лейтенанта Моисеева, политрука Крылова, воентехника 2-го ранга Рябушкина, курсанта Лаптева и других.

Батальон вел упорные и тяжелые бои. Командир танковой роты этого батальона капитан Ю.И. Дроздов в своем письме домой 14 июля писал: «В этой войне нет определенной линии фронта. Противник наступает танковыми и механизированными частями вдоль дорог, ведем жестокие бои. У противника хорошо работает разведка и его авиация оказывает непрерывную поддержку своим войскам. Нам приходится отходить с боями. У нас еще много недостатков в управлении войсками и организации боя… Как ни тяжело, но мы верим – победа будет за нами». Это было последнее письмо боевого командира.

Снимок из книги: С.И. Гетманов, А.Д. Усыкин, "Броня Крепка", Саратов, 2007

Смертью храбрых в этих боях погибли командиры танковых рот капитаны Ю.И. Дроздов и В.В. Сенкевич, курсанты 2-го курса Карандин, Казаков, Лаптев, механики-водители сержанты Носенко, Ляхов, Серков, Богословский.

Снимок из книги: С.И. Гетманов, А.Д. Усыкин, "Броня Крепка", Саратов, 2007

Вот что известно о героических действиях командира танка курсанта Лаптева, погибшего смертью храбрых в этом бою, из рассказа члена его экипажа курсанта А.М. Киселева, замет майора – преподавателя вождения танков нашего училища.

Снимок из книги: С.И. Гетманов, А.Д. Усыкин, "Броня Крепка", Саратов, 2007

«Четыре танка из состава отдельного танкового батальона училища в ходе боев под Смоленском были временно приданы одному из артиллерийских полков. Этот полк занимал оборону у города Смоленска и находился в резерве для нанесения контратак по противнику.

20 июля 1941 года наш танковый взвод получил задачу: в 16:00 часов контратакой при поддержке артиллерии выбить противника с занимаемых позиций и дать возможность нашей пехоте занять мост и важный плацдарм на западном берегу реки Днепр. Нужно было провести разведку системы обороны и боевых средств противника. Эту задачу по собственной инициативе взялся выполнить командир танка курсант Владимир Лаптев. Он решил проникнуть в расположение противника. Взяв с собой несколько гранат и револьвер, он пополз к переднему краю противника. Дважды курсант Лаптев был обстрелян, но благодаря смелости и находчивости он проник в расположение огневых позиций врага. Около четырех часов он находился в разведке. Мы уже начали волноваться за судьбу своего товарища. Но вот за 30-40 минут до начала атаки отважный воин появился весь в глине, грязный и измученный, но радостный от результатов разведки: все необходимые огневые точки он разведал и указал их артиллеристам и танкистам на карте и местности.

В 16:00 часов танковый взвод пошел в наступление. Зная расположение огневых точек противника, курсант Лаптев, умело маневрируя на поле боя, уничтожил два противотанковых орудия, три пулемета и до взвода пехоты.

В результате успешных действий наших танков, пехоты и артиллерии противник был сбит с занимаемых позиций и понес большие потери. Наши войска начали продвигаться в глубину расположения противника. В ходе контратаки наших войск противник подтянул на этот участок противотанковую артиллерию и начал вести огонь по нашим танкам. Танк курсанта Лаптева был подбит и загорелся. Механик-водитель был убит. Командир танка курсант Лаптев был ранен в голову, а заряжающий курсант А.М. Киселев был ранен в ногу.

Командир танка курсант Лаптев приказал курсанту Киселеву выйти из танка, а сам произвел еще один выстрел из пушки и, когда пламя охватило танк, покинул машину. Однако при выходе из танка курсант Лаптев был обстрелян фашистами из пулеметов и упал, сраженный вражескими пулями. Через некоторое время в танке стали рваться патроны и снаряды. Так геройски погиб командир танка курсант Лаптев.

Курсанту Киселеву удалось отползти в сторону и укрыться во ржи, где он был подобран санитарами.

В результате этого боя наша пехота заняла выгодные позиции на западном берегу реки Днепр и несколько дней удерживала мост через реку».

Старший политрук Степан Яковлевич Дзыгарь комиссаром в начале июля, конечно, еще быть не мог, а воевал в должности замполита батальона. Но, судя по сходству данных из заметки «Красноармейской правды» и современных свидетельств жителей деревни Тесище, а также совпадению водителя (Геркулло из заметки – это, конечно, И.С. Гергуль) именно он командовал танком КВ-1 М-9617, и заметка описывала именно бой, в котором танк был потерян. Хорошо бы попробовать найти эту газету, вдруг там и фотография была.

С.Я. Дзыгарь закончил войну в мае 1945 и, похоже, вышел из нее живым, получив две «Красные звезды» и орден Отечественной войны 1-й степени (ОВ-II ему дали вроде бы уже после войны).

Ходовой макет танка КВ с башней от КВ-1 М-9617. 2016 год. Источник https://iam-krasnoyarsk.livejournal.com/56258.html


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.